Памяти Валентина Курбатова: «Душа и улетит в небесный Чусовой…» — Звезда

Памяти Валентина Курбатова: «Душа и улетит в небесный Чусовой…»

2021 , 20:37


На днях, 29 сентября, ему могло бы исполниться 82 года.

Однако это первый день рождения, с которым друзья и поклонники Валентина Курбатова уже не могли его поздравить.

Писатель ушел от нас накануне Восьмого марта сего года, незадолго до появления первых цветов в весеннем Пскове. Уход его был мгновенным – так ставит точку в жизни оторвавшийся тромб: выпал из рук букет для жены…

Валентин Яковлевич был ребенком войны, соблюдавшим традиции, и хранил память об эпохе дефицита. Поэтому купил цветы загодя, за два дня до женского праздника… Такова была и вся его жизнь, в которой органично сочетались и народные приметы христианского духа: «Береженого и Бог бережет!», – и ленинская максима: «Вчера было рано, завтра будет поздно, сегодня – в самый раз!»

Детство и до войны было беспокойное. Он родился в 1939-м на берегах Большого Черемшана, притока Волги, который чуть не полностью был вобран образовавшимся Куйбышевским водохранилищем в 1957-м.

В год запуска первого спутника Валя Курбатов окончил школу – а местом его взросления стали уральский Чусовой и школа № 9 в нем. Его родной Старый Салаван стал Новочеремшанском, заодно «перейдя» из Куйбышевской области в состав Ульяновской.

Может, в силу всего этого Курбатов, прожив более полувека взрослой жизни в пушкинском Пскове, всегда тянулся к месту чусовского детства – «домой в историю», где был признан почетным гражданином.

Этот порыв Курбатова на духовную родину создал его эпистолярное наследие, более всего известное по переписке с Виктором Астафьевым и Александром Борщаговским. Но есть и неизвестный читающей публике его слой – переписка Валентина Яковлевича с «литературным Чусовым»: с многолетним директором Чусовской библиотеки им. Пушкина Альмирой Кардапольцевой и с руководителем музея Астафьева Владимиром Маслянкой.

В духе нового времени она велась уже по электронной почте и длилась дольше пятнадцати лет: скрупулезно точна, поскольку не требует расшифровки почерка, и зафиксировала самые животрепещущие мысли корреспондентов…

Все мысли крутились вокруг Астафьева и его «города гениев» – Чусового. Для Курбатова Виктор Астафьев явился «крестным отцом» в литературе. Своего рода запалом для будущей переписки стал совет Валентина Яковлевича Леонарду Постникову «оставить в покое», то есть на месте, астафьевский домик на улице Партизанской – не перевозить его на территорию этнографического парка и не делать ритуально-поминальным местом.

И Постников прислушался, решив будущее музея – одного из не¬многих литературных в крае. Как тут не вспомнить удивительно точное высказывание Тихона (Шевкунова), митрополита Псковского и Порховского, на прощании с Валентином Яковлевичем:

«Он был для нас камертоном. Часто поправлял нас. Его совестливость, опыт, слово были во многом для нас путеводителем…»

В чусовской Пушкинке, где в 2020 году создан Астафьевский центр, прошла в общей сложности дюжина встреч с Курбатовым. Одна из них была выездной: ее организовали в астафьевской Быковке, где в течение полутора часов критик без бумажки читал Пушкина, Фета, Тютчева, Некрасова… Неслучайно Валентина Курбатова прозвали Златоустом!

Позже, в декабре 2014 года, Курбатов утвердит свое понимание музея:

«В пору общего беспокойства о судьбе музеев страны каждый из них (особенно малые, на которых и держится самое живое родовое пространство русской культуры – как некогда Тарханы, Михайловское, Шахматово – найди-ка их тогда на карте страны, а теперь они держат Россию) старается защитить и сохранить свое… Давайте спасем всё!

И тогда мы увидим, что Малая Тимониха Василия Белова, Малая Овсянка Виктора Астафьева, Бобришный Угор Александра Яшина, Веркола Фёдора Абрамова и Сростки Василия Шукшина – это и есть мы, наше кровообращение…

И в этом ряду, между прочим, маленький чусовской музей Астафьева на улице Фрунзе, в котором в гибельной тесноте вахтерки колбасного цеха, спасавшего Чусовой от голода, был в одну ночь рожден первый рассказ, повернувший историю Великой Отечественной в человеческую сторону и ставший основой для рождения правды Юрия Бондарева, Владимира Богомолова, Константина Воробьева, Вячеслава Кондратьева, Василя Быкова, – может быть, самое дорогое детище нашей культуры, а вахтерский журнал, в котором был написан рассказ «Гражданский человек» – колыбель всей великой прозы войны.

И, сохранив этот совсем малый музей, мы сохраним себя, покажем миру, как мы научились видеть и понимать главные вехи своей истории, ее точки отсчета. А это сегодня, может быть, самое важное при вызовах мира.

Слава Богу, русская и советская классика не изменяет нам в трудный час и встает рядом. Сохранение лучшего в культуре есть сегодня высшее сопротивление агрессивности мира и доказательство нашей духовной зрелости».

Россия высоко оценила его труды и стремления: Государственная премия, орден Дружбы, медаль Пушкина… Осенью 2019 года, на его восьмидесятилетие, пермская «Звезда» опубликовала статью «25-й кадр Валентина Курбатова». Из Пскова пришел тогда отклик, который сегодня звучит так, будто голос Валентина Яковлевича доносится к нам свыше:

«Спасибо!.. Чусовой и останется во мне 25-м кадром. Незримым и неотступным, как его ни загораживай. Душа и улетит в небесный Чусовой в соседство детских товарищей, отца и Леонарда Дмитрича. И наконец пригреется и успокоится…»

Владимир Маслянка



Новости Mediametrics: