Бюст Великого князя Михаила установят в саду Решетникова – в створе Сибирской: краевед рассказал о музее Романовых в Перми

12 февраля, 15:03


В этом году клубу «Пермский краевед» (или официально – Пермскому обществу краеведения), исполнилось 40 лет. К юбилею подоспели и хорошие новости.

Во-первых, в Перми планируется создание общественного центра и музея Романовых. Во-вторых, дом мещан Лихачёвых по улице Окулова, 12, за который несколько лет бились историки, представители общественности и даже сами жильцы, включён в перечень выявленных объектов культурного наследия Пермского края.

Мы попросили прокомментировать эти события Владимира Гладышева, историка, писателя, председателя правления Пермского общества краеведения.

– Решение о сносе дома Лихачёвых было принято администрацией города несколько лет назад – им оказались недовольны все без исключения. Жильцы (а этот дом жилой), потому что на те средства, которые им предлагались, приобрести что-то взамен оказалось практически невозможно, общественность в лице градозащитников категорически не желала терять ценный образчик средовой застройки второй половины XIX века.

Незадолго до этого были снесены дома городского головы Сигова на Екатерининской и «конфетного короля» Судоплатова на Советской (бывшей Торговой). Дом по улице Окулова (быв. Набережная) был выявлен и предложен для постановки на госучет еще в конце нулевых. Выявить – это значит составить паспорт на будущий памятник, ответив на десяток вопросов.

В ходе экспертизы (основную справку готовил член нашего общества О.Д. Гайсин) удалось уточнить и номер дома, и фамилию владельца! Да, такие парадоксы случаются. Менялась нумерация домов на этой односторонней улице, пришлось менять и списки ценных средовых объектов (ЦСО), по которым дом №12 значился как дом «ученого мастера М.М. Гладышева».

Между тем по описаниям старожилов и по архивным документам мы установили, что инженер, управляющий механическим заводом Каменских, гласный городской думы Гладышев жил с семьей в соседнем деревянном доме. Казалось бы, не подобает такому важному специалисту жить в простой «деревяшке». Однако Михаила Михайловича такая усадьба с видом на Каму вполне устраивала. Путаница с фамилиями владельцев, похоже, возникла именно из-за этого кажущегося несоответствия статуса и жилища.

А вот сосед инженера мещанин Я.Я.Лихачев, записавшийся в купцы, отгрохал себе красивый каменный дворец о двух этажах. Он владел несколькими домами, магазинами, лавками на Черном рынке: выражаясь по-современному, у Якова Яковлевича был многопрофильный бизнес.

С уходом из жизни домовладельца и его супруги в права владения усадьбой вступила их единственная дочь Александра, она была замужем за преподавателем технического (железнодорожного) училища Зотиным. И тут уже появляется другой весомый фактор: история молодого поколения домовладельцев переплетается с такими известными личностями, как Алин-младший – представитель семьи «мехового короля России», как архитектор Николай Шварев и др.

Кстати, до сих пор по городу Перми был поставлен на учет лишь один комплексный памятник исторической застройки – это усадьба купцов Гавриловых (ул. Куйбышева, 6, быв. Красноуфимская). Причем усадьба была признана объектом федерального значения; произошло это событие аж тридцать с лишним лет назад. С той поры как будто все замерло: в последние десятилетия ценные объекты исчезают один за другим. Даже если посмотреть на объект по данному адресу на Набережной, 12: ставить на учет нужно не только дом, но всю усадьбу! Во дворе дома тоже сохранились флигеля, хозпостройки, красивые арочные ворота.

Однажды мы обследовали подвалы, чердаки дома Лихачева, постройки во дворе (конечно, в сопровождении хозяина). Так мой попутчик, скульптор, восхищался не только прочной краснокирпичной кладкой, но и сохранностью железных кованых деталей. Старинный замок от конюшни открывался «родным» ключом, размером в ладонь! А пока мы лазили по подвалам-чердакам лихачевской усадьбы, по соседству работал бульдозер – с лица пермской земли исчез старинный дом «ученого мастера»...

Для справки. Двухэтажное здание со скатной металлической крышей и лучковыми окнами неплохо сохранилось. Особенность этого дома – фланкирующие и межоконные филёнчатые лопатки и эффектный междуэтажный карниз с сухариками; дверной проём центрального входа, который украшен штукатурными наличниками с «ушками». Металлический кованый навес, кирпичные арочные ворота и ограда, – всё стоит и по сей день.

Постройки, подобные этой, в Перми можно пересчитать по пальцам – много подобных домов снесли. И то, что дом Лихачёвых остался на карте города, – это большой плюс для Перми. Также, как усадьба наследников пароходчиков Каменских (на быв. Казанском тракте,16,18), как постоялый двор Пошехонова (стоящий напротив усадьбы Каменских). Редкие случаи борьбы за историческую Пермь с положительным исходом.

– Поговорим о музее Романовых, который планируется открыть в Королёвских номерах. Насколько эта идея оправдана?

– Как известно, в марте 1917 года после отречения от трона Николая ІІ, его младший брат великий князь Михаил Александрович власть не принял. Но он полу-отрекся от престола, оставив решение вопроса на волеизъявление Учредительного собрания. Недаром историки называют подписанный им Акт Манифестом не-отречения. Таким образом, Михаил II (так успел назвать его старший брат) оставил двери престолонаследия открытыми на многие десятилетия. Судьба российской монархии была завершена на пермской земле. 19 марта 1918 года ссыльный гражданин Михаил Александрович Романов прибыл в Пермь и прожил здесь почти три месяца, вплоть до трагической кончины в ночь с 12 на 13 июня.

То есть, в Перми был убит де юре последний российский император. Это первое. Второе: последний дом, который помнит его – здание Королёвских номеров – в Перми сохранился (в отличие от Екатеринбурга, где «дом особого назначения», дом Ипатьева, был снесен). Эти обстоятельства – веские доводы в пользу создания мемориального историко-просветительского Романовского центра. Такое название (пока) фигурирует в разрешительных документах. Главное, что движет целевой группой разработчиков концепции будущего музея, – это идея восстановления исторической справедливости. Воссоздание полной картины событий столетней давности. Нужно извлекать уроки из прошлого, чтобы избежать впредь тех самых «великих потрясений», о которых говорил Петр Столыпин.

– Собирая материал для своей книги «По царскому следу» (Пермь, 2014), вы изучили каждый день пребывания Михаила Романова в Перми. Чем он здесь занимался?

– Михаила Александровича отправили в ссылку «до особого распоряжения», и мы знаем, когда оно последовало... Поначалу местом жительства для гостей пермские товарищи определили… тюрьму. (Кстати, в этом бывшем тюремном замке, в здании СИЗО №1 в Разгуляе, можно сказать, открылся первый музей Михаила Романова – в тюремной больничной палате открыта скромная экспозиция). Большевики объяснили: так спокойнее самому же бывшему императору, а то рабочие, мол, недовольны. Только после телеграммных жалоб Михаила Романова в адрес Урицкого, председателя Петроградской ЧК, пришло уточнение: «В силу постановления Михаил Романов и Джонсон имеют право жить на свободе под надзором местной советской власти».

– Итак, гражданин Романов переехал в Королёвские номера на Сибирской, 5. Какие еще места в Перми помнят его?

– Об этом времени Михаил Александрович писал в своем дневнике: «Весна страшно запоздала… Вода в Каме сильно поднялась. Пермь объявлена на военном положении… По постановлению Совнаркома часовая стрелка переведена на два часа вперед…Что-то крупное назревает…»

С пребыванием в Перми Михаила Романова связано довольно много адресов. Это и Петропавловский собор, где Михаил Александрович с супругой Натальей Сергеевной Брасовой (она приезжала в Пермь ненадолго) отмечали Пасху, и Пермская семинария, и дом «мехового короля» Алина по Сибирской, 19, «дом с куполами по Обвинской, 25, где проживало семейство Кобяк, дом Тупицыных, городской театр и другие. Не раз гулял он со своими попутчиками, чаще – с верным секретарем Николаем Джонсоном по Мотовилихе, по старому Егошихинскому кладбищу (его манила история!). Вот что он пишет, например, 30 апреля:

«Понедельник. Утром читали. В 3 часа Борунов и я отправились на другую сторону реки, где прошли по берегу направо, прошли 3-4 версты, дошли до дач – обратно шли часть дороги лесом. Обратно переехали на пароходике-пароме. Возвратились домой в 7 с четвертью…»

– Материалов о Михаиле Романове собрано, казалось бы, много… Но хватит ли на «целый музей»? Да и могилу Михаила так и не удалось найти, не так ли?

– Чем можно наполнить будущий мемориальный центр? Материала действительно уже немало, он копится, он лежит по музейным запасникам, по сундукам, а также… по гаражам и по балконам участников поисковых экспедиций (в том числе и у вашего покорного слуги). Судите сами: первые заседания целевой Романовской группы были проведены в Доме Мешкова еще в середине «нулевых», в канун 90-летия убийства Михаила и Джонсона. Заседания вела, помню, Т.И. Марголина, тогда – уполномоченный по правам человека Прикамья. Сразу было определено: будущий центр создается как филиал Пермского краеведческого музея.

Первые приобретения для будущего центра сделало Пермское общество охраны памятников (ВООПИК). Это первая мемориальная доска, установленная в память события июня 1918 года на здании Королёвских номеров. Доска эта, созданная по инициативе и на средства нашего земляка профессора В.Г.Краснова, была расколота и сбита неизвестными «доброжелателями». В монастыре Мотовилихи хранятся, до лучших времен, будущие экспонаты, собранные членами ВООПИК, например, картины, книги, посвященные судьбе Романовых на пермской земле.

Многие пермяки помнят выставки, устроенные нашими ведущими музеями: «От Михаила до Михаила» – в ПКМ (Дом Мешкова); юбилейные экспозиции в художественной галерее, посвященные 400-летию династии Романовых. Вещи, предметы, документы, показанные на этих выставках, вполне могут стать своего рода ядром нового музея.

Если вспомнить Романовский филиал областного музея у соседей, в Екатеринбурге (кстати, он расположен в бывшем ДК им. Дзержинского!), то там несколько разделов посвящено поискам останков членов царской семьи, в витринах – предметы, вещдоки... В пермском случае такого материала тоже немало. Да, поиск места захоронения Михаила еще продолжается. Как писал один из организаторов бессудной казни, «хорошо спрятали концы в воду». В ходе экспедиций по окраинам Мотовилихи, в процессе отработки различных версий, было обнаружено немало интересных документов периода гражданской войны; хоть и нехотя, но мотовилихинская земля отдает нам снаряды, детали оружия, пули, ржавые гильзы и т.п.

Старожилы передают фотографии, делятся воспоминаниями о том времени. Наполнить будущую экспозицию готовятся и пермские архивы. Так, бывший партархив (ПермГАСПИ) уже не раз показывал на Романовских чтениях передвижную выставку. Правда, основной материал на стендах был посвящен тем самым «охотникам за царской головой», то есть, непосредственным организаторам похищения и убийства последнего русского царя.

И, конечно, один из разделов будет посвящен истории самого здания Королевских номеров, той драме, которая разыгралась в ночь на Вознесение 1918-го в этих стенах. В моей книге этой теме посвящена отдельная глава. Всем известно крылатое выражение: короля играет свита. Так вот, рядом с Михаилом Александровичем в его последние недели жизни оказались достойные люди – известные пермяки, уважаемые обществом. В их числе и Герасим Карасев, владелец кафе, находившегося в Королёвских номерах. Передавая нам фотографию отца, его дочь рассказала немало интересного о том, как угощал ее отец чашечкой кофе своего необычного постояльца, и о чем они говорили…

Забавного тоже в этом деле немало. У одного краеведа хранится дверная медная ручка, «родная», от того самого номера (прибрал после скандального капремонта 1990-х). Другой искатель признался в «страшном секрете»: что он «прикопал» в укромном месте «королевскую ванну», которую выкинули ремонтники.

Важно то, что все юридические препоны устранены, здание освобождено от всех бывших и новоявленных жильцов. И театральное общежитие расселено. Мне, кстати, удалось пообщаться с певицей хора нашего театра, которая жила как раз в бывшем номере Романова, к тому времени сильно перестроенном. Та женщина была «не против царя», но требовала для своей семьи достойное жилье. Подобные непростые вопросы удалось «утрясти», и пивнушку с вывеской «Царь» удалось, наконец, выдворить.

– И когда будет известно о конкретных датах?

– Думаю, скоро. Вот 14 февраля состоится заседание топонимического совета при главе Перми. В повестке дня есть такой вопрос: согласование проекта по установке в Решетниковском саду бюста великого князя Михаила Александровича Романова. Это в створе Сибирской улицы, в двух шагах от Королевских номеров. Автор бюста – известный скульптор Алексей Матвеев (кстати, с гипсовой отливкой бюстика я вожу экскурсии по романовским местам уже несколько лет). Много копий поломано вокруг того, каким быть памятнику последнему императору. В итоге, остановились на памятнике «экономкласса». Большинством голосов члены совета утвердили проект.

Записала Наталья Земскова
info@zwezda.su
Использован скриншот видео.