Игорь Бутман и Лариса Долина: Когда джаз очень хороший – это русский джаз!

21 октября, 19:26


Уникальный концерт собрал на сцене ДК имени Солдатова самых выдающихся деятелей джазового искусства нашей страны.

Слушатели наслаждались виртуозным мастерством музыканта, пианиста и вокалиста Олега Аккуратова и руководителя Большого джазового оркестра Петра Востокова, которые выступили в неожиданном тандеме.

Трио Даниила Крамера и трио Андрея Кондакова пленяли изысканным вкусом, мастерским исполнением, настоящим свингом и стильной подборкой произведений, исполняя не только джазовые стандарты в собственных аранжировках, но и авторские сочинения, написанные в лучших традициях «золотой эры» джаза.

Кульминацией программы стало выступление первой леди отечественного джаза, народной артистки России Ларисы Долиной и звезды шоу «Голос» Fantine под аккомпанемент Московского джазового оркестра под управлением народного артиста России Игоря Бутмана. Джазовое сообщество пермяков представляли Roman Averin project и ансамбль «Аристократ» Константина Березина.

Всем известно, что Пермь занимает видное место в истории российского и международного джазового движения. Джаз здесь появился в 1946 году благодаря победе пермского джазового оркестра на Всесоюзном смотре музыкального и хореографического искусства. В его составе играли рабочие и инженеры авиационной промышленности. Именно в ДК имени Солдатова работал «пионер советского джаза», выдающийся музыкант и композитор, легендарный Генрих Терпиловский. Его называли «отцом советского джаза» и даже «последним аристократом джаза» и «пермским Дон Кихотом».

«Пермь всегда считалась джазовым городом именно потому, что тут жил Терпиловский, а он был родоначальником советского джаза», – говорил в свое время Олег Лундстрем.

С 2005 года в Перми проходит ежегодный фестиваль «Джаз-лихорадка». В этом году в двухдневной акции на Часовом заводе приняли участие петербургское трио Вячеслава Гайворонского, коллектив из Ижевска Rhythm and Bekker, квартет Сергея Проня, квинтет Евгения Побожия, оркестра под управлением Евгения Манцирина. Символично, что фестиваль всегда открывает исполнение одноименной композиции Терпиловского, которая стала его первым сочинением. Сегодня эту культовую мелодию знают все джазмены мира.

Кстати, джазовые мероприятия в городе начались задолго до празднования столетия российского джаза. Летом на набережной прошел фестиваль «ЛетоДжаз». Тем более что и погода в этом году не подвела, создавая необходимую атмосферу. В общей сложности, концерты фестиваля посетили 8 тысяч человек.

Отметила столетие джаза и Пермская Горьковка. Известно, что долгое время Генрих Терпиловский был читателем библиотеки и более десяти лет возглавлял объединение композиторов Прикамья. В начале октября здесь прошли бесплатные концерты, встречи, выставки, экскурсии.

Об истории развития джаза в Перми можно было посмотреть архивные видеозаписи звезд отечественного джаза; услышать фрагменты в исполнении основателя пермского джаз-клуба «Хрустальный лев» и художественного руководителя Международного фестиваля «Джаз-лихорадка» Валерия Протасевича. Кстати, последнего высоко ценит Игорь Бутман:

– Я хорошо знаком с Валерием Протасевичем и его музыкантами. Много талантливых молодых ребят из Перми в настоящее время учатся в Гнесинке.

Пермский джаз – один из составляющих российского джаза, здесь много лет проходит замечательный фестиваль. Конечно, мы контактируем с пермскими музыкантами-энтузиастами: когда в советские времена было тяжело с джазом, многие фестивали ковались именно здесь, в Перми. И наш концерт – наша дань уважения им и, конечно, зрителям Перми и края.

Пермское шоу – одно из масштабной серии гала-концертов, которые в октябре-ноябре проходят по всей России. Джазовые сейшены уже отшумели в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Челябинске, Петрозаводске, Ярославле, Сочи. Впереди – Красноярск, Южно-Сахалинск, Архангельск, Казань и другие города. Всего в туре их 17. Ожидается, что программу увидят и услышат два десятка тысяч человек.

Чтобы отметить юбилей первого джаз-концерта, организованного поэтом Валентином Парнахом в Москве 1 сентября 1922 года, фонд Игоря Бутмана, главного организатора юбилейных торжеств, при поддержке Президентского фонда культурных инициатив, министерства культуры и центра по реализации проектов Пермского края, собрал по всей России все лучшее и разное. Молодежь и ветеранов, симфо-джаз и электронику, новейшее и испытанное. Об идее организации события рассказывает Игорь Бутман:

– Вообще, это идея всего джазового сообщества. Мы взяли на себя смелость организации. Нам пришла идея сделать большой концерт к столетию российского джаза в Большом театре, потому что это – одна из самых известных сцен мира. К тому же финальный кадр в фильме «Веселые ребята» показывает концерт оркестра Утесова как раз в Большом театре.

Изначально мы планировали Государственный Кремлевский дворец, но потом передумали. Как выяснилось, некоторые наши даже великие и известные джазмены ни разу в жизни не были в Большом театре России! Поэтому это очень символично. Безусловно, джаз звучал в БТ, когда мы выступали там с Еленой Васильевной Образцовой на ее юбилее. Но это было давненько…

Блестящий саксофонист, ученик великого Геннадия Гольштейна признался, что программа, представленная в Перми, конечно, несколько отличалась от той, что была в БТ, где выступили 25 участников, включая таких ветеранов, как Алексей Козлов, Алексей Кузнецов и пять самых знаменитых джазовых оркестров.

– Но мы привезли самое лучшее, что было в Большом театре, где концерт шел 3,5 часа, - признался Игорь Михайлович.

В Перми каждый из музыкантов имел возможность поиграть подольше, поэтому вечер тоже затянулся. О премьерах вечера Бутман рассказал так:

– Джаз – это всегда новое, всегда – свое отношение к музыке, всегда – импровизация, потому что даже если мы играем какую-то тему, она звучит максимум 32 такта, а импровизация – 32, умноженные, как минимум, на пять. Вот и получается, что у нас 32 старого и 160 нового материала.

Как известно, джаз как музыкальный стиль, прежде, чем занять свое место в отечественной культуре, преодолел массу препятствий. Но век прошел, а джаз и ныне там. В чем задача джаза сегодня, излагает Игорь Бутман:

– У нас большой подъем музыкального образования, талантливая молодежь идет учиться и хочет стать джазовыми музыкантами. А если хочет, значит, занимается. На днях мы презентовали фильм под названием «Сто лет российскому джазу». Он показал наших главных героев, но при этом – и отсутствие реальных джазовых солистов на протяжении очень большого времени.

В джазовую музыка не шла талантливая молодежь потому, что не было перспектив получить профессиональную работу. По сравнению с сегодняшним моментом – абсолютная дикость. И молодежь, смотря фильм, не верит: не может такого быть!

Если посмотреть наш фильм, там показаны четыре оркестра: Лундстрема, где солисты – народный артист Георгий Гаранян и Алексей Зубов. Следующий эпизод – оркестр Эди Рознера, солисты – те же самые. Следующий оркестр – Ледниковского – Гаранян и Зубов. «Мелодия» – Гаранян и Зубов. Других известных саксофонистов в джазе практически не было. И только 25 лет спустя появился я.

А сейчас в нашем оркестре любой музыкант может делать свои великолепные сольные программы. Гитарист Евгений Побожин победил на престижнейшем конкурсе имени Херби Хэнкока в Вашингтоне. Олег Аккуратов – гениальный пианист. Они точно будут среди лучших в мире, как только определятся в своем направлении, когда станут самостоятельными музыкантами. Им нужно буквально год-два.

Саксофонисты Антон Чекуров и Артем Баденко. Антон сейчас живет в Лос-Анджелесе, учится в институте Херби Хэнкока, раньше тоже работал в нашем оркестре. На подходе и барабанщики, и пианисты, и трубачи... Иван Акатов – блестящий музыкант.

И когда я говорю, что мы должны обогнать американцев, я вижу тенденцию. Мы должны стать одними из законодателей мод! Может, нам и не нужно обгонять, потому что у коллег тоже великолепное образование, колоссальная история, множество солистов, успехов и побед в джазе, но мы может стать с ними на равных и давать миру прекрасную, великолепную, талантливую, очень хорошо исполненную музыку с нашими страстями и гармониями, мелодикой и традициями.

То, что когда-то сделали Чайковский, Глинка, Даргомыжский, Римский-Корсаков, Скрябин, Шостакович. Такого уровня хотелось бы добиться именно в джазовой музыке, которая может быть очень сложной, но разнообразной.

– Игорь Михайлович, отличается ли чем-то русский джаз от, скажем, афроамериканского?

– Как сказал мой друг Уинтон Марсалис, девятикратный обладатель премии «Грэмми», русский джаз – это когда его играют русские музыканты. Наша русская страсть не менее страстная, чем афроамериканская или негритянская. Есть же африканцы, которые проживают в Европе. Это абсолютно разные посылы, настроения, даже отношение к самим себе.

Поэтому, конечно, наши джазмены ищут в своих истоках все, что можно, мы импровизируем. У нас есть своя история – хорошая или сложная, но каждый раз, когда музыкант выходит на сцену, он должен рассказать свою историю, а не афроамериканскую. Он может использовать любой язык, но в принципе для джазмена не существует фактически никакого языка, кроме музыкального.

Когда джаз хороший или очень хороший – это русский джаз. Когда он плохой, это копия всех других. Когда я смотрел на музыкантов Николая Левиновского еще в 1978 году, мне не нужны были никакие американские музыканты, я смотрел и восхищался и интонацией, и мастерством, и взаимодействием оркестра. И, конечно, реакция публика была соответствующая. Ни один, даже самый лучший ансамбль мира не смог бы тогда перебить то впечатление от ансамбля «Аллегро». Так что все в джаз!

К интервью присоединяется народная артистка России Лариса Долина.

– Джаз – музыка очень демократичная, она для всех возрастов, для всех социальных статусов. Неважно, сколько тебе лет, и какую музыку ты до этого слушал. Джаз нужно принимать сердцем. Так оно и происходит. На наши концерты приходит не только искушенная публика. Зачастую приходят люди, которые хотят понять: что такое джаз и с чем его едят. После концерта они уходят счастливые и на всю жизнь больные джазом. Такое наблюдалось неоднократно. Я вижу это на протяжении всей своей жизни.

– Джаз – сложная музыка?

– Простого джаза не бывает в принципе. Это сложные композиции. Но для меня это просто, потому что этим я живу всю жизнь.

– Лариса Александровна, у вас есть эталон в джазе?

– Есть такое понятие, как учебник джаза. Естественно, это Элла Фицдежеральд, потому что по ее импровизациям можно учить. Что, собственно, я и вытворяю со своими студентами, окуная их с головой в то, что она делала. Каждая ее нота просчитана математически – такое впечатление складывается. На самом деле, это импровизация. Но она настолько философски продумана! Великая певица владела этим жанром как никто другой. Я сама на этом воспитывалась, слушая ее, запоминая, внимая сначала, и лишь только потом сама начала импровизировать.

Сегодня джаз – это одно из важнейших музыкальных направлений в нашей стране, он становится значимой статьей культурного экспорта России и уникальной кросс-культурной платформой для международной интеграции и развития межкультурного диалога и сотрудничества в гуманитарной сфере.

Лариса Долина, одна из самых ярких звезд нашего шоу-бизнеса и невероятно талантливая певица с диапазоном голоса в пять октав, это подтвердила, добавив:

– Людям надо все-таки как-то отдыхать головой и сердцем тоже. Нельзя все время думать о плохом. Так можно просто сойти с ума. Джаз – такая музыка, которая объединяет и дает возможность улететь с головой и сердцем, хотя бы на несколько часов. Нужно уйти с концерта абсолютно счастливым, спокойным с другим отношением к жизни и ситуации, которая происходит. Я согласна с Лолитой, которая сказал, что сейчас наши концерты похожи на сеансы психотерапии для зрителей. Да, я уже несколько раз ездила на Донбасс. И еще поеду, если позовут…

Маргарита Неугодова
Фото ВКонтакте / Лариса Долина



Новости Mediametrics: