Коты, пионы и не только: ритм и музыка миров Талавира в «Дивном саду» пермской библиотеки имени Пушкина

9 ноября, 18:11


Наталья Талавира, по ее признанию, никогда не рисует натюрморты с натуры – они должны сформироваться в голове.

Творческие результаты многолетнего пути в искусстве наглядно представлены в Пушкинской библиотеке Перми на персональной выставке «Дивный сад», которая работает до конца осени.

Ровесница Победы, Наталья Анатольевна Талавира родилась 7 ноября 1945 года в Ленинграде. В детстве Наташа играла на фортепиано и мечтала стать балериной. Но мама-блокадница, умирая от саркомы, на несколько секунд пришла в себя и, умоляя, попросила 12–летнюю дочку:

– Пожалуйста, дай мне слово, что будешь только художником!

И Наталья, выполняя обет, поступила в среднюю художественную школу при Академии художеств СССР, а их было всего четыре на весь Союз, но несколько раз забирала документы.

– Я, действительно, не верила, что у меня что-то может получиться. Но эта клятва, данная маме на смертном одре, сыграла в моей жизни большую роль. А сейчас думаю: кем бы я была? Ведь рисовать – это такое наслаждение! – говорит Наталья Анатольевна.

После школы была учеба в ЛВХПУ имени Мухиной (Академия Штиглица). С 1977 года Талавира – член Союза художников России. В 1980-90-х годах Наталья Анатольевна служила ректором Народного университета декоративно–прикладного искусства, который позже стал просто Институтом – это ее авторский проект.

Работы Натальи Анатольевны находятся в коллекциях музеев, галерей и частных собраний по всему миру. В активе мастера – более 50 персональных выставок в России и за рубежом и более 50 лет педагогического стажа. Наталья Анатольевна вырастила тысячи художников, работающих не только в нашей стране, но и по всему миру.

– Мои ученики – совершенно разные люди, я беру и любителей с абсолютно нулевым базовым уровнем. Это даже интересней – человек вдруг начинает рисовать. Веду творческие семинары для коллег, студентов. В Питере принято такое совместное действо – рисовать в студии и на натуре не в одиночку, а коллективом. В Перми это меньше распространено, но и здесь стараемся привить питерские привычки, – рассказывает Наталья Анатольевна.

Кстати, в Пермь Талавира попала, благодаря дочери Лизе, тоже художнику, которая в поезде случайно познакомилась с пермским искусствоведом Ольгой Григорьевной Обориной. Разговорились о художественных проектах, о сложностях в связи с нехваткой профессиональных педагогов.

– Вам нужна мая мама! – воскликнула Елизавета.

Так начался «пермский период» в творчестве Мастера, которую отличает настоящая питерская сдержанность, деликатность, утонченность вкуса и великолепная русская речь.

За годы работы Талавира освоила множество материалов и техник. В экспозиции «Дивный сад» представлено всё многообразие художника: графика, изображающая людей, и орнаментальная графика, работы, нарисованные пастелью и в смешанных техниках, и, конечно, панно, выполненные в технике текстильной формопластики – ноу-хау Талавира: совершенно новая технология, многослойная живопись нитью, позволяющая экспериментировать с материалами и создавать уникальные композиции.

– Это живопись, сшитая из отдельных деталей, не вышивка. Потом они крепятся к полотну, – объясняет особенности формопластики Наталья Анатольевна. – В Казахстане есть мой занавес, 49 квадратных метров которого сделаны таким образом.

В своей жизни я создала множество театральный занавесей – от эскиза до полного воплощения. Кроме Казахстана, они есть еще в Ленинграде и на Украине. В этой же технике выполнена и «Фея натюрморта» – с кистями, драпировками, палитрами. Это – музыка натюрморта. В 1985 году я сделала эскизы на даче, на стареньких бумажках. А потом решила воплотить идею в текстильной формопластике. На это уходит уйма времени.

И это огромный труд и терпение. Использую разные направления обмотки и самые разные нити: мулине, шелк, вискозу. Главное, чтобы по цвету они были интересными. Эту технику преподаю только тем, кто владеет культурой орнамента. Иначе зачем мне ее портить?..

Во время самоизоляции на даче в 2020 году Наталья Талавира создала две больших пастельных работы – «Любование императрицы» и «Тревоги дня остались позади», несколько маленьких листов, а также серию «Времена года» – четыре фантазийных образа зимы, весны, лета и зимы, представленных в виде Фей.

Эти немыслимые по технике исполнения вещи написаны на простой бумаге гелевой ручкой! Глядя на них, а также на иллюстрации к двум книгам «Коты. Котята. Кошечки» (стихи – Любови Поляковой), которые также созданы синими гелевыми ручками, поражаешься скрупулезности и дотошности автора: так любовно она выписывает, выводит, вытанцовывает тончайшее кружево кошачьего облика!

И этой своей манерой чрезвычайно напоминает технику отца – графика, выдающегося советского художника Анатолия Никифоровича Яр-Кравченко, «снайпера» сходства, чьи работы были выполнены с потрясающей точностью и тонкостью проработки деталей. И хотя папа писал портреты людей, а дочь предпочитает «портреты» кошек и цветов, фотографическая точность и обостренное внимание к деталям – явно наследственное.

– Пионы – мои любимые цветы, стараюсь никогда их не рвать, – Наталья Анатольевна любовно оглядывает целый ряд работ, посвященных пионам всех сортов и мастей. – Они растут у меня на даче. Когда поливаю, рыхлю, полю – наблюдаю за ними.

Потому что, когда их срежешь, они мало стоят и теряют всю красоту. Люблю яблоневые, светлые тона. Каждый пион – это театр, целое действо. И это не тюльпан, который раскрылся и сразу упал.

Раньше я делала много портретов, а потом перестала, папа обижался даже, что пренебрегаю этим жанром. Но мне больше нравятся цветы. На самом деле, очень мало художников, действительно умеющих их рисовать. Портрету учат в обязательном и назидательном порядке. А рисовать цветы практически не обучают. А зря!..

Очень высокую оценку творчества художника дала искусствовед Пермской художественной галереи Тамара Шматенок:

– Наталья Талавира – единственный в Перми, а может, и на Урале – эстетствующий художник. И это – на фоне сегодняшней низменности и чернухи, фенек, понятных только самому автору.

Талавира – представитель всячески обруганного академизма. А ведь это, прежде всего, великолепная школа и высокая культура мастерства. Это красиво, возвышенно, выразительно, неповторимо! Каждый листок – постоянно новый, каждый завиток – неповторим. У нее все время другой ритм, другая музыка.

Ее желание раскрыть людям большой, красивый, светлый мир, который нельзя забывать. Как мифотворец, она создает собственный, авторский миф. И цветы – лишь один из лейтмотивов райского сада, райских кущ, куда нас погружает художник. Такая целевая, продуманная, эффектная красота.

С другой стороны – эффективная, позитивная, гармонизирующая в плане воздействия на человеческие души. И главное, художнику это не надоедает. Талавира постоянно движется, что–то выдумывает, не останавливается, Значит, будут новые открытия, ходы и мифы. И новая радость для жизни.

Маргарита Неугодова
Фото предоставлено библиотекой.



Новости Mediametrics: