Весной 1917-го член Пермской управы получал как рабочий, городской голова – вдвое больше, а губернатора арестовали

22 апреля, 12:00


В середине весны 1917 года жители Пермской губернии осмысляли себя в новой реальности, радикально изменившей многие прежние представления «о городе и мире».

Так, 19 апреля состоялось заседание Пермской гордумы, на котором были избраны временный городской голова и члены управы. Пермские газеты сообщали об этом действе, осуществленном с помощью с6начала записок, потом – шаров:

«Выборы записками, а затем шарами дали следующие результаты: городским головой избран А.И. Ширяев, членами управы подавляющим большинством голосов В.М. Шулепов, а затем П.А. Матвеев и г-н Зиновьев. Баллотировкой шарами же установлен оклад городского головы в десять тысяч рублей, заступающего место его в шесть тысяч рублей, и членов управы по пять тысяч рублей в год».

Для сравнения: минимальная зарплата на оборонных заводах России в феврале 1917 года, накануне грозовых событий, составляла около двух тысяч рублей в год (160 рублей в месяц). А квалифицированный рабочий, например металлург, мог получать около 4,8–5 тысяч рублей в год, то есть на уровне члена управы губернского города!

В апреле же в Перми прошло учредительное собрание «Клуба офицеров и солдат-республиканцев пермского гарнизона». Участники собрания приняли программу, в которой подчеркивался «просветительский» и «беспартийный» характер объединения:

«Считая священной обязанностью каждого гражданина охрану и закрепление завоеванной свободы, и имея в виду, что многие солдаты понимают эту свободу превратно, в том смысле, что теперь им все позволено, члены клуба обязаны освещать происходящие события, причем не с точки зрения какой-либо отдельной партии, а объективно…»

Организатором и лидером клуба был штабс-капитан Илья Плошница. Его судьба типична для многих офицеров Первой мировой. Уроженец Бессарабской губернии, в 1909 году он окончил Одесское военное училище, служил в 1-м Ковенском крепостном пехотном батальоне, 10-м Финляндском стрелковом полку. Во время войны – поручик 39-го Сибирского стрелкового полка. В марте 1915 года был ранен в ногу. Получил звание штабс-капитана и был отправлен в Пермь на должность командира 3-го батальона162-го пехотного запасного полка.

Здесь ему поручили секретную миссию: 21 апреля Илья Васильевич был назначен старшим наблюдателем по Пермской губернии контрразведывательного отделения при штабе Казанского военного округа. В справке Государственного архива Пермского края говорится, что штабс-капитан Плошница «организовывал и осуществлял наблюдение за подозреваемыми в шпионаже, действовал до установления в декабре 1917 года советской власти».

Между тем, в конце апреля неугомонный Комитет общественной безопасности Екатеринбурга постановил «протестовать против деятельности пермской администрации»:

«Следственная секция комитета, обследовав в Перми дело бывшего губернатора М.А. Лозина-Лозинского, постановила мерой пресечения избрать домашний арест, – сообщал екатеринбургский КОБ. – Однако пермская прокуратура избрала мерой пресечения подписку об обязательной явке в суд и освободила Лозина-Лозинского из-под ареста. На этой почве в Перми произошли нежелательные эксцессы со стороны неорганизованной толпы».

Речь идет о событиях начала апреля, которые были красочно описаны в «Пермской земской неделе»:

«Как выяснилось, на митингах выступало несколько никому не известных ораторов, которые выражали недоверие Комитету общественной безопасности и исполкому совета рабочих и солдатских депутатов за то, что многие представители старой администрации ходят свободно без надзора по улицам города. Объяснялось это тем, что в комитетах много представителей «буржуазии»… В результате этого группа солдат начала самовольно производить аресты. Были арестованы и отправлены в заключение на гауптвахту – бывший пермский губернатор Лозина-Лозинский, бывший полицмейстер Церешкевич, полковник 123 полка Холмогорский»…

Бывший вице-губернатор князь Лев Лыщинский-Троекуров, видимо, избежал встречи с возбужденной толпой, однако был «отдан под надзор милиции». Умеренные пермские Уралсовет и КОБ не горели желанием показательно репрессировать царских чиновников. На совместном заседании 3 мая они даже рассматривали вопрос об освобождении Михаила Лозина-Лозинского из-под ареста. Но решили тогда не делать этого в связи с невозможностью «гарантировать личную безопасность» «впредь до успокоения умов некоторой части граждан»…

Однако всё разрешилось неожиданно. 5 мая исполком Пермского окружного совета рабочих и солдатских депутатов получил телеграмму председателя Временного правительства князя Георгия Львова с требованием сообщить о положении бывшего губернатора. В том месяце Михаил Лозина-Лозинский был освобожден из-под ареста и отправился в Петроград.

В большинстве источников говорится, что дальнейшая судьба последнего пермского губернатора досоветского периода и даже год его смерти неизвестны. Однако на сайте Geni.com (18+), содержащем большую базу генеалогических данных, можно найти сведения, что Михаил Александрович Лозина-Лозинский скончался 8 февраля 1921 года в Фессалониках (Греция) в возрасте 56 лет. Значит, он успел испить чашу судьбы эмигранта: в Солуни в начале двадцатых годов оказалась масса беженцев «врангелевской волны».

Кстати, жизненный путь вице-губернатора Лыщинского-Троекурова после 1917-го известен получше. Он с семьей уехал сначала в Киев, а после поражения Белого движения поселился в родовом имении в Брестском уезде, отошедшем к Польше. В католической державе бывший пермский вице-губернатор был ревностным адептом православной веры. Занимался литературным трудом. В Варшаве были напечатаны его «Сказка о кумаче» (1920), сборник «Цепи жемчужные» (1924), поэма о революции «Длань Господня» (1925).

…В 1944 под немецкой бомбежкой во время Варшавского восстания погибла его жена Софья Сергеевна (урожденная Бехтеева). Лев Владимирович пережил супругу ненадолго – он умер в Кракове 27 ноября 1945 года. Послевоенная Польша была уже социалистической.

Анатолий Москвин
На фото из госархива Пермского края – выход улицы Соликамской (Горького) к Монастырской и Каме.



Новости Mediametrics: