Страшнейшая катастрофа на Каме омрачила радость пермяков от учреждения университета

21 мая, 19:39


Одним из вопросов в повестке дня заседания Временного правительства в Петрограде 5 мая 1917-го значился «Об учреждении университета в Перми».

Точнее, речь шла о придании самостоятельного статуса отделению Петроградского университета, открытого в губернском городе осенью 1916 года. За формулировку «Учредить в городе Перми, с 1 июля 1917 года, университет, в составе четырех факультетов: историко-филологического, физико-математического, юридического и медицинского» министры, позже заклеймленные как капиталисты, проголосовали единогласно.

«Производство работ по постройке зданий Университета и оборудованию его, а также определение порядка сих работ, возложить на Комитет по устройству Пермского университета, – говорилось в решении Временного правительства. – В состав сего Комитета ввести следующих лиц: пять представителей Пермского губернского земства, пермского городского голову, пять представителей Пермского городского общественного управления, трех представителей Пермского биржевого общества, почетного гражданина города Перми Н.В. Мешкова или лицо, для сего им уполномоченное. А также – ректора и по одному представителю от каждого факультета Пермского университета и строителей зданий последнего».

Единственный человек, персонально указанный в этом документе, – пермский пароходчик, миллионер, меценат Николай Мешков – наверное, после этого сказал, что свершилось одно из важнейших дел его жизни, которому он отдал немало сил, начиная с 1915 года. В сентябре 1917 года совет университета единогласно изберет Мешкова своим первым почетным членом. А вот от предложения городской управы назвать его именем улицу Набережную предприниматель отказался. «Мне будет стыдно за эту незаслуженную честь», – заявил он восторженным землякам.

…Потом, после Октября, Мешков не уехал, подобно многим экс-миллионерам, за границу, а жил спокойно и незаметно в Москве. Несмотря на известные факты его биографии – помощь левым партиям, – был однажды арестован как «бывший капиталист». Но его скоро выпустили из тюрьмы благодаря заступничеству видного большевика Леонида Красина – ранее деньги на деятельность ленинской партии Мешков передавал через него. Красин пригласил бывшего пароходчика поработать консультантом Наркомата путей сообщения. В этой скромной должности Мешков и трудился до 1931 года. Родную Пермь он не забыл, продолжал интересоваться жизнью города. Умер меценат в 1933 году в возрасте 82 лет, погребен на московском Волковом кладбище.

Между тем, весной 1917 года в Перми образовался еще и музыкально-драматический кружок. Организовали его ученики средних учебных заведений. Создатели кружка объявили своей задачей «развитие в простом народе высоких художественных взглядов и вкусов, поскольку свободный народ должен быть не грубым и невежественным, но нравственно чистым».

«Эти художественные вкусы в настоящее время не только не развиваются, но все более начинают притупляться, – сетовали кружковцы на страницах «Пермского вестника временного правительства». – Главная причина этого кроется в кинематографе – наибольшей язве нашего времени. От него народ не получает ничего хорошего и полезного, а только минутное, порой грязное, развлечение».

Члены кружка объявили, что собственными силами поставят и предложат на суд горожан ряд политически и нравственно полезных спектаклей: «16 мая 1917 года предполагается одна из таких постановок, которая будет состоять из трех небольших пьесок, двух живых картин («Революция» и «Свобода), а также дивертисмента. Чтобы дать возможность всем желающим присутствовать на этом спектакле, цены на него назначены минимальные – от 20 копеек до 1 рубля 20 копеек».

Но можно предположить, что сие благое начинание не нашло большого отклика, особенно среди студентов и гимназистов. Уж очень соблазнительной выглядела реклама кинофильмов, которые демонстрировали в это время городские кинотеатры. Так, кафе-театр «Колибри» предлагал уголовную хронику в двух сериях «Инженер-авантюрист». А в «Мираже» можно было посмотреть «Черных воронов» – «сенсационную драму в пяти актах, по нашумевшей пьесе писателя Протопопова, бывшую до сих пор под безусловным запретом цензуры»…

Впрочем, в майские дни 1917-го пермское общество переживало и шок от катастрофы. Фирма «Иван Любимов и К» потеряла одно из лучших своих судов близ Перми – трехпалубный «Урал», построенный в 1911 году, первый такого типа на Каме. Общая мощность двух его дизельных двигателей (а это был уже теплоход) составляла 800 лошадиных сил, скорость – 19 километров в час. Неплохо, хотя бегали по реке кораблики и порезвее.

«13 мая, около 2 ч. дня, только что пришедший пароход акционерного об-ва «Ив. Ив. Любимов и К°» «Урал», высадив пассажиров, пошел вверх – в Левшино для нагрузки. Когда пароход шел посреди Камы, приблизительно между Пермью и Мотовилихой, в машинном отделении произошел сильнейший взрыв...

Пламя с молниеносной быстротой охватило весь корпус парохода... Произошла паника среди бывших на пароходе людей... Пламя и дым душили людей, и все должны были спасаться, кто как мог, соскакивая с судна прямо в воду. На помощь утопавшим поспешили стоявшие у пристаней пароходы. Но вначале подойти к горящему пароходу почти не было возможности. Спасенные пострадавшие сообщают, что погибло много из командного состава, а также и некоторые бывшие посторонние лица.

Пожар парохода произошел на противоположном берегу. Пострадавшим, доставленным на городскую пристань, оказана немедленно же медицинская помощь, – был вызван доктор и «скорая помощь». Пароход «Урал» был единственный пассажирский теплоход на р. Каме и был лучшим пароходом акционерного общества» (газета «Пермская земская неделя», 1917 год, №20, 4 июня, воскресенье, дата по старому стилю).

…Причина взрыва так и не была установлена, хотя версий выдвигалось много, подчас оригинальных. Например, случайное попадание в борт пушечного снаряда, выпущенного во время испытаний на Мотовилихинском заводе.

Анатолий Москвин
Колоризировано фото с сайта river-plate.ru/камские-пароходы/.



Новости Mediametrics: