Самый живучий из перспективных: чтоб показать президенту ПД-14, авиадвигатель пришлось везти из Перми на Госсовет

2021 , 20:11


Сейчас, когда выход в серию двигателя ПД-14 и первые поставки авиакомпаниям самолета МС-21, для которого пермский двигатель в первую очередь и предназначен, предопределены, как движение поезда по рельсам, главными его достоинствами чего только не называют.

И малошумный-то он, и экономичней, чем конкуренты по классу, и так далее. Однако если рассматривать историю его появления раньше 2008 года, когда официально началась его разработка, то основная характеристика этого детища пермской школы двигателестроения выглядит иначе. Этот проект не просто лучше других или не отстает от них, просто он тот, что выжил.

Между Волгой и Камой

Ведь разработки такого масштаба не появляются у одиночек, это всегда плод мощной коллективной мысли конструкторов. Но для его появления нужно, чтобы конструкторы хотя бы хорошо кушали, их дети ходили в школу, и в отпуск им было на что поехать.

В девяностые годы, которые пермский «Авиадвигатель» пережил вместе со всей страной, казалось бы, само собой разумеющийся набор благ был доступен далеко не для всех КБ развалившегося СССР. И для самарской школы Кузнецова тоже, а она когда-то была настолько сильным конкурентом пермяков, что сложись карты иначе, вместо ПД вполне мог быть какой-нибудь НК.

Но предшественник ПД-14, пермский двигатель ПС-90, имел в своем названии год сертификации чуть-чуть более ранний, чем год развала прежней великой страны. А его основной конкурент, самарский НК-93 – чуть-чуть более поздний. Его призрак до сих пор так бередит души фанатиков авиации, что они сравнивают характеристики единственного существующего турбовинтового НК-93 со всей пермской линейкой, включая еще только разрабатываемый ПД-35.

И, разумеется, всегда находят плюсы в пользу Самары. Скажем, что двигатель родом с берегов Волги, вполне вероятно, мог бы быть хорош. Но пермский конкурент, успев на уходящий поезд госфинансирования, сумел найти свою нишу и в новых рыночных условиях, обеспечив существование прикамского куста авиапредприятий и самой пермской школы двигателестроения прежде всего за счет наземки.

Спасибо газовикам, а точнее, основателю и главе «Газпрома» Рэму Вяхиреву, который послал подальше посланцев концерна «Пратт-Уитни», весьма вольготно чувствовавших себя в Перми в начале 90-х и намеревавшихся занять и нишу газоперекачки американскими ГТУ и ГПА. И дал добро, а главное, деньги на разработку пермских газотурбинных установок на базе как раз ПС-90.

Что дало возможность кормить бывший завод им. Свердлова все лихое десятилетие и тем самым дожить до времени, когда у «Авиадвигателя» появились ресурсы для инициативной разработки под названием ПД-14. Как «перспективный двигатель тягой 14 тонн» она расшифровывалась, а не как «пермский двигатель образца 2014 года», про что многие думали.

Аргумент в железе

Теперь, когда проект ПД-14 называют коллективным детищем Объединенной двигателестроительной корпорации, который финансирует государство, трудно себе представить вольную рыночную атмосферу середины нулевых, когда в тендере на поставку двигателей для лайнера МС-21 вообще-то победили американцы.

Впрочем, как рассказывал замгендиректора ОКБ им. Яковлева Аркадий Гуртовой, МС-21,представляющий собой проект Як-242, переработанный под новые материалы, двигатели и авионику, работы над которыми велись в начале 90-х, изначально проектировались под три типа двигателей тягой по 12 тонн

А именно: CFM-56 совместного производства французской Snecma и американской General Electric, движки Pratt & Whitney (PW1431G) и российский ПС-12, который пермский «Авиадвигатель» разрабатывал с конца 90-х. Так что корни ПД-14 ведут еще глубже в историю.

В ноябре 2015 года А.А. Иноземцев привез образчик ПД-14 «в железе» на выездной Госсовет, проходивший в Нижнем Тагиле (на фото). Сам президент обнял конструктора...

Среди причастных к долгожданному взлету можно еще вспомнить нынешнего главу Роскосмоса Дмитрия Рогозина, потому что преемник наследства Аркадия Швецова и Павла Соловьёва, который сейчас возглавляет объединенное НПО «ОДК – Пермские моторы», мог еще с 2013 года его и не возглавлять.

Сейчас даже трудно поверить, что коллектив пермского КБ выходил на улицу в защиту своего генерального конструктора! Именно Рогозин, тогда в должности вице-премьера правительства РФ, курировавший оборонно-промышленный комплекс, восстановил былое почтение к институту генеральных конструкторов, и за это он достоин отдельной благодарности.

Словом, история ПД-14 – это не только страница истории российского машиностроения, это глава в летописи страны. Сейчас только одно смущает: еще с советских времен повелось, что двигатели носят инициалы своих генеральных разработчиков. ПС-90 содержит инициалы Павла Соловьёва, тот же НК-93 – инициалы Николая Кузнецова. А вот ПД-14 – ПД, а не АИ...

Борис Алексеев
info@zwezda.su
Фото из архива ОДК-ПК: В. Путин, А. Иноземцев, Ю. Трутнев и другие