Александр Строканов: России нужна внепартийная пионерия, а партии пусть занимаются молодежью

17 мая, 22:45


Об Александре Строканове, уроженце города Чайковский, с которым они практически ровесники, потом – выпускнике истфака и секретаре комитета комсомола Пермского госуниверситета, а ныне – профессоре Линдонского университета штата Вермонт (США), можно рассказывать много.

И о том, как он попал в Америку, и о том, как почти 30 лет преподает своим студентам правдивую русскую историю и русский язык, став не только лучшим русистом зарубежья, но и организатором свадеб по-русски, для чего пришлось получить специальное разрешение. И о том, как с работы в Северной Каролине его «попросили», поскольку протестовал против бомбардировок Югославии. И том, что и теперь у Строканова проблемы – из-за критики русофобии американских властей и развязанной против Родины санкционной войны.

– Вызвали на первый допрос, и по объективным причинам приехать на 100-летие Всесоюзной пионерской организации имени Ленина не смогу,– ответил Александр на просьбу прокомментировать возможность и перспективы того, что на вековой юбилей пионерии 19 мая 2022-го ее воссоздадут (и такой законопроект внесен – см. пояснительную записку депутатов Госдумы). – Но думал на эту тему, потому соображениями поделюсь.

Казалось бы, какое отношение Строканов имеет к пионерии, кроме былого членства в далекие детские времена? А самое прямое: осенью 1990 года он, завсектором социально-политических и экономических проблем молодежи в ЦК ВЛКСМ, вернулся из Артека с X Всесоюзного пионерского слета первым заместителем председателя только что созданного «Союза пионерских организаций – Федерации детских организаций» (СПО-ФДО) СССР. Так что о последних месяцах союзной пионерии Александр Алексеевич знает не понаслышке и за минувшие годы не раз, наверно, пытался осмыслить успехи и ошибки самого многочисленного подросткового движения на планете.

– Итак, Александр, есть ли перспективы у возможной всероссийской пионерской организации, если 19 мая 2022-го будет объявлено об ее возрождении?

– Я не уверен, что на 100-летии об этом объявят, а вот начать дискуссию об этом стоило бы. На мой заокеанский взгляд «Российское движение школьников» так себя пока ничем и не проявило, но их опыт надо изучить внимательно, поскольку это была первая попытка что-то сделать в школе после ухода пионерии. Зачем нужна новая пионерская организация, на мой взгляд, может быть представлено в следующих тезисах.

Первое. Страна вступает в новый, очень сложный период противостояния с Западом, который будет длиться достаточно долго и потребует мобилизации всего общества. Государству потребуются новые рычаги влияния и управления обществом, начиная с детского возраста.

Второе. Простые меры типа исполнения гимна и подъема флага новые задачи, стоящие перед страной, не решат. Нужна организация, способная влиять на умы ребят, заниматься мониторингом их настроений, желаний, и способная ставить вопросы перед государством от имени подрастающего поколения.

Третье. В стране остро необходимы социальные лифты. Пионерия была самым ранним социальным лифтом и способствовала открытию многих талантливых ребят, которым необходимо помочь в развитии данных талантов. Школе и учителю не до этого, а не всякий родитель это может себе позволить. Пионерия была школой социального управления, лидерства. Сегодня этого на школьном уровне просто нет, и толком этим никто не занимается.

Четвертое. Пионерия владела колоссальным набором детских газет, журналов, радио и ТВ-программ. Сегодня многое из этого утеряно, и хорошо бы восстановить многие и газеты, и журналы. Разумеется, на современном уровне, многое должно быть в электронном виде, игровом варианте и т.д. Ожидать, что это сделает какой-то бизнес ради прибыли, было бы очень наивно.

Пятое. Пионерия имела огромный кадровый потенциал: людей специально обучали в университетах и пединститутах. Сегодняшние программы по подготовке кадров для работы с молодежью, в основном, готовят кадры для работы именно с молодежью, а не с детьми. Это две разные кадровые программы, и если для работы с молодежью кадры готовятся, то вот для работы с детьми – практически нет.

Шестое. Ни сама по себе школа, ни центры детского творчества эти задачи не решат – это не их функции. Нужна координирующая структура, что объединит и школу, и центры творчества, и детские СМИ, которой и была пионерская организация. И важно, чтобы новая пионерия не была под контролем одной партии. Она должна быть внепартийной, а партии путь работают с молодежью.

Седьмое. Нужно четкое разграничение внутри организации, чем занимаются и как управляются взрослые, задействованные в пионерии, и как управляются сами дети. Это все должно быть прописано в уставе организации. В 1990 году, когда меня избрали в Артеке первым заместителем председателя ЦС СПО-ФДО, мы разработали и устав, и программу внепартийной детской организации.

К сожалению, развал СССР не дал нам реализовать наши планы и идеи. А ельцинской России это вообще было не интересно. Реалии сегодняшнего дня диктуют абсолютную необходимость вернуться к широкому обсуждению этого вопроса. Опять же, хватит кивать на Запад и говорить, что у них этого нет. Зато есть опыт Китая, Вьетнама и других стран, которые занимаются своими детьми гораздо лучше западных стран. Это не значит, что надо их копировать, но изучить их опыт будет очень полезно.

Восьмое. Советский Союз победил в Великой Отечественной войне, поскольку смог подготовить новое поколение, преданное идеям партии и страны, готовое рисковать за это жизнью. Те, кто вступил в пионеры в 1920-х годах, были уже тридцатилетними в годы войны и внесли огромный вклад в общую победу. Но не будем забывать и двадцатилетних солдат и офицеров, что прошли школу пионерии в 30-х годах.

100-летний юбилей пионерии – это хороший повод начать серьезный разговор о воспитании подрастающих поколений, и о том, каким мы хотим видеть тех, кто унаследует Россию от старших поколений, лидирующих в ней сегодня.

– А что, по твоему мнению, надо построить? Какую вертикаль или, может, горизонталь?

– Я бы предложил создать специальную государственную комиссию для проработки этого вопроса. Она бы занялась изучением опыта как СССР, так и других стран, объединила бы людей, понимающих в этом деле, как ветеранов, так и активистов волонтерского движения и т.д.

Но нельзя забывать, повторюсь, что пионерия и молодежное движение есть две очень большие разницы – и их не надо путать и совмещать. Нужна проработка вопросов о кадрах, финансах, структуре управления. На мой взгляд, база пионерии должна быть все-таки в школе. А для этого будет нужна новая ставка пионервожатого, и их надо будет подготовить в масштабах страны, желательно молодых выпускников педвузов.

А вот на базе центров детского творчества можно было бы создать координирующую структуру, своего рода райком пионерии, где будут участвовать в работе и дети, и взрослые, но с разным и четко прописанным функционалом. Со своим интернет-ресурсом, программами действий и т.д. Потом идет региональный уровень и общероссийский.

Я не думаю, что возрождение пионерии потребует колоссальных финансовых затрат, а вот результат может быть очень серьезный.

Подготовил Юрий Токранов



Новости Mediametrics: