Не академики, не передвижники: работы российских гениев, потрясших мир, – в Пермской галерее — Звезда

Не академики, не передвижники: работы российских гениев, потрясших мир, – в Пермской галерее

2 сентября, 17:02


К своему вековому юбилею и в связи со 150-летием Сергея Дягилева Пермская художественная галерея развернула выставку «Мир искусства» (6+). Это ведь и название легендарного творческого объединения рубежа XIX–XX веков.

Художники «мирискусники» составляли круг знаменитого импресарио. На выставке представлено множество изысканных и утонченных работ из собственных фондов пермского музея: оригинальная и печатная графика, произведения декоративно-прикладного искусства, скульптуры, книги, журналы из редкой коллекции галереи. Всего – около девяноста экспонатов.

Нина Казаринова, искусствовед, куратор проекта:
– Я хотела назвать выставку «Остров чистой красоты», но… остров – это нечто отделенное от остальных. А «Мир искусства» был широким движением. Причем каждый из художников, будь то Бенуа, Сомов или Билибин не были мастером только одного жанра, скажем, живописи или графики. Они были подлинными универсалами и виртуозами, как их предшественники из эпохи европейского Возрождения: и рисовальщики, и граверы, и театральные декораторы, и историки искусства, и критики...

Напомним, до 90-х годов XIX века художественная жизнь в России была полярной: право на жизнь имели лишь академисты и передвижники. «Мир искусства» благодаря незаурядным организаторским способностям Сергея Дягилева превратился в целое направление, при этом «мирискусники» противопоставляли себя академистам и передвижникам.

Первых они считали нудными, а последних – не очень-то и подвижными... Сами же отдавали предпочтение эскапизму (от англ. «эскейп» – побег, уход от действительности). Сначала это была небольшая группа близких по духу и устремлениям людей. До 1904 года они издавали одноименный журнал (кстати, в галерее есть подшивки почти за все годы), потом не стало средств на это.

В 1910 году начинается второй этап, группировка становится все более популярной и пополняется художниками из других объединений: «Бубнового валета», «Ослиного хвоста», «Голубой розы» и прочих. Художественная жизнь в российских столицах в целом становится более разноплановой и напряженной.

«Мир искусства» не был закрытым обществом типа орденской структуры, напротив, был распахнут всем направлениям и веяниям. К содружеству примкнул даже Николай Рерих – совершенно иной по взглядам человек. Объединение просуществовало до 1924 года, когда состоялась последняя их выставка в России, а в 1927-м состоялась уже первая эмигрантская в Париже.

В числе представленных ныне в Перми авторов – первые члены объединения: Александр и Альберт Бенуа, Евгений Лансере, Мстислав Добужинский, Константин Сомов, Михаил Врубель, Борис Кустодиев, Иван Билибин, Кузьма Петров-Водкин, Зинаида Серебрякова. Далее в залах – произведения Анны Остроумовой-Лебедевой, Валентина Серова, Филиппа Малявина и других, примкнувших к объединению позднее.

На отдельной стене – две картины изумительного мастера Александра Савинова: «Портрет художника Егорова» и «Ведущая осла» – эта работа стала заставкой ко всей экспозиции. Кроме того, в числе экспонатов и работы художников, не входивших в объединение, но принимавших участие в выставках «Мира искусства». Здесь же можно увидеть и роскошный фарфор императорского фарфорового завода: скульптуру «Дама с маской», которую некогда заказал Константину Сомову сам Дягилев.

В вид искусства «мирискусники» возвели книжную графику. До них часто иллюстрации и текст спорили друг с другом. В стремлении поднять на новую высоту художественное книгоиздание в России они работали над каждой книгой, конструируя ее подобно художественному произведению.
Печатную графику Дягилев, Бенуа тоже обогатили новыми темами и выразительными средствами.

Шедшие в авангарде «мирискусники» увлекались стариной, и не находя себе идеалов в современной жизни, обращались к прошлому. Второй журнал, который выпускали энтузиасты – «Старые годы», где рассказывали о раннем русском искусстве XVIII–XIX веков. Издали огромный том «Художественная деятельность России» (12+).

Неудивительно, что их деятельность на этом направлении вылилась в организацию Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, действующего в стране второе столетие. Кстати, Александр Бенуа любил русский XVII век, петровские, елизаветинские и екатерининские времена. Также вдохновлялся Францией эпохи Людовика XIV – «короля-солнца». В экспозиции представлено несколько его «версальских» работ.

Ряд экспонатов впервые экспонируется полностью. Это, например, серия литографий Мстислава Добужинского «Петербург в двадцать первом году», которую он создал перед отъездом за границу. При этом изобразил не парадный Санкт-Петербург с его памятниками и центральными проспектами, а печальный быт города после революции и Гражданской войны.

Впервые видят зрители и «Автолитографии» Константина Богаевского. Эти альбомы были изданы при непосредственном участии Александра Бенуа в 1922 году. Они никогда не выставлялись целиком – бумага требует особых условий хранения. Схожая премьера – «Автолитографии» Анны Остроумовой-Лебедевой 1921-22 годов.

Все три серии литографий сопровождаются комментариями их современников и соратников. Так, об Остроумовой-Лебедевой писал Александр Бенуа. О Богаевском, чьи пейзажи напоминают листы Максимилиана Волошина, писал сам «неистовый Макс», знаток Крыма и древней земли Киммерии. Знакомиться со всем этим богатством, проникаться гениями чистой красоты у пермской публики возможность до 9 октября.

Маргарита Неугодова
Использованы фотоматериалы ПГХГ.



Новости Mediametrics: