«Сердце пармы» идёт на миллиард. А что отличает его от первоисточника?

14 ноября, 15:46


Эпический блокбастер «Сердце пармы» (16+) в прокате уже шестую неделю – и держится в лидерах.

Кассовые сборы ленты Антона Мегердичева при бюджете в 714,4 млн рублей неуклонно стремятся к миллиарду, а общее количество зрителей составило едва ли не два с половиной миллиона.

Достойные достижения к двадцатилетию выхода в свет литературного первоисточника – роман Алексея Иванова увидел свет в 2003 году. И в этой связи нам интересно, как фильм соотносится с романом, по которому был поставлен, и как, собственно, отнесся к экранизации своего труда уральский писатель? Ведь именно этот роман, первоначально названный «Чердынь – княгиня гор» (16+), принес никому не известному тогда писателю всероссийскую известность.

Впервые произведение захотели экранизировать еще в 2005 году (а в виде этно-фестиваля оно поминаемо ежегодно, хотя и под несколько скорректированным названием «Зов Пармы»). Но, в итоге, путь к зрителю затянулся на семнадцать лет, – и главные роли сейчас играют актеры, которые в момент первой публикации романа еще ходили под стол пешком.

Сам Иванов непосредственно над состоявшейся экранизацией не работал, но был ознакомлен с итоговым вариантом. Авторами сценария были Илья Тилькин, Ксения Датнова и Сергей Бодров-старший.

– Алексей Викторович не то, чтобы благословил картину, но его всё устраивает, – уклончиво рассказывала два года назад обозревателю «Звезды» на съемках под Губахой одна из четырех продюсеров экшн-драмы Дарья Лаврова. – Встречались мы с ним несколько раз, писатель помогал нам ценными советами и уточнениями, был на связи со сценаристами и режиссером.

Пообщался и с Сергеем Владимировичем Бодровым – причем для души, а не для дела, как он сам выразился. И один раз по приглашению съездил на съемочную площадку в Подмосковье. Он занял, на мой взгляд, совершенно правильную позицию: я создал роман, вы создавайте кино. Он не вмешивается, за что мы очень благодарны ему. Не понимаю, как он вообще терпит экранизации…

Тут стоит вспомнить, что и на съемках «Тобола» (16+) Иванов сначала тоже вел себя лояльно, пытался доказать ошибочность некоторых сюжетных решений постановщиков, но тогда ничего не добился. А увидев окончательный продукт, обозвал фильм «недоваренной кашей из топора и дракой табуретками», а затем и вовсе убрал свое имя из титров. Был, по его мнению, извращен и замысел, заложенный в сценарий «Царя» (16+) постановки Павла Лунгина, из титров которого свое имя все-таки Алексей Викторович не отозвал, но фильма этого терпеть не может.

К слову, некоторые предполагали, что картину снимет живой классик отечественного кино Сергей Бодров, но вместо него взялся Антон Мегердичев, постановщик блокбастера «Движение вверх» (2013, 12+). В его версии пятисотстраничный текст Иванова превратился в 159-минутный фильм о князе Михаиле (Михане), который влюбился в пермскую ведьму (ламию) Тиче. Из-за нее поссорился с православными иерархами. А потом, уже по другим причинам – и с Москвой.

В романе Алексея Иванова было всё, конечно, чтобы получилось хорошее кино: любовь, сильные характеры, закрученный сюжет, всегда привлекающая зрителей мистика, и потрясающий неизведанный мир. Но в литературном первоисточнике фабула течет, как любимая ивановская река Чусовая, то быстро и с перекатами, то плавно и неторопливо. И по течению несет князя Михана, попадающего в разные живописные обстоятельства. При чтении, конечно, сразу врезается в память:

«Первыми прорвались огромные боевые лоси, на которых сидели по два всадника в красных одеждах. Это были шаманы-смертники, проворонившие на Глядене Золотую Бабу. Они орудовали пиками с широкими иззубренными лезвиями; с лезвий свисали кровавые лохмотья. Длинные, тонкие ноги лосей были по колено в крови».

Наверное, если бы Мегердичев мог, он бы запустил в «Сердце пармы» драконов (в отдельных сценах Змей Горыныч смотрелся бы не хуже, чем в «Игре престолов» (18+) – авт.). Но режиссер решил обойтись малой кровью. Ведьма в фильме фокусничает чаще и эффектнее, чем в книге, а боевой лось, на котором разъезжает вогульский князь Асыка, обладает сверхъестественно крупными рогами (палеонтологи утверждают, что нечто подобное водилось в Евразии и Северной Америке во времена плейстоцена).

И еще там есть персонаж с очень светлыми волосами, князь полулегендарного города Уроса, явно человек (у Иванова уросцы – настоящие пермяки, в смысле финно-угорского рода-племени), но при взгляде на него любой сразу ткнет пальцем: «Эльф!». А вот епископ Иона в прекрасном исполнении Евгения Миронова получился гораздо симпатичнее и человечнее, чем романный персонаж. Огромные эмоции вызывает сцена, когда он в бурю с огромным крестом лезет на макушку храма, пораженного молнией (в романе нет такого эпизода).

Не обошлось и без некоторых географических вольностей. В книге решающая битва чердынцев с московитами проходила не в деревянной крепости городка Чердынь, а в городище Искор на верхушке скалистой горы. Но как снять такую битву? Городище – памятник археологии, к тому же заросло дремучим лесом да и вообще находится очень далеко. И в фильме битва бушует у стен крепости. С другой стороны, главное ведь – не место.

Зато создатели фильма сделали ирреальный мир Алексея Иванова реальным, все происходит как наяву, тогда как в книге автор описывает колдовство и превращение женщины-ламии в рысь лишь намеками, для него происходящее – исключительно причуды средневекового сознания. В общем, для сериальной версии экранизации и задел еще есть. Хотя если она и будет, то совсем нескоро, признается продюсер Дарья Лаврова.

Маргарита Неугодова
Использован скриншот трейлера.



Новости Mediametrics: