СВО
Год семьи
Социальная поддержка
Инфраструктура
Выборы в Пермском крае
Благоустройство
300 историй Перми
14.06.2024
16+
Архив

Андрей Миронов и мы: пермский театр «Большая стирка» представил спектакль «Любимый артист»

Андрей Миронов и мы: пермский театр «Большая стирка» представил спектакль «Любимый артист»
Пермский театральный сезон 2022-2023 уже сейчас может похвастаться несколькими удачными, а, главное, оригинальными премьерами. Одна из них – спектакль-концерт Александра Смирнова «Любимый артист» (12+), поставленный Дмитрием Заболотских и посвященный Андрею Миронову.

Пермский театральный сезон 2022-2023 уже сейчас может похвастаться несколькими удачными, а, главное, оригинальными премьерами. Одна из них – спектакль-концерт Александра Смирнова «Любимый артист» (12+), поставленный Дмитрием Заболотских и посвященный Андрею Миронову.

Кажется, это тот случай, когда актер и режиссер нашли друг друга. Первой работой их тандема был «Брут – история собаки» (12+), несколько лет назад ставший лауреатом «Монофеста». И вот – новый спектакль.

Уже сейчас на него не попасть, но спешу успокоить поклонников и Миронова, и Смирнова: «Любимый артист» включен в программу 10-го «Монофеста», в рамках которого будет показан не только в Перми, но также в Лысьве и Губахе.

«Любимый артист», идущий по понедельникам на сцене Театра юного зрителя, считается моноспектаклем, но это не совсем так. Вместе с Александром Смирновым «весь вечер на арене» работает его великолепно сыгранная команда «Смирный и Ко»: Михаил Бояршинов (ударные), Марк Либерзон (клавиши, аранжировки) и Егорий Савостин (бас, скрипка). То есть, музыка здесь – одна из главных составляющих, а музыковед Екатерина Баталина-Корнева вообще считает, что это даже не спектакль-концерт, а концерт-спектакль...

На авансцене – двенадцать разнокалиберных стульев: есть венские, есть табурет, есть «советские» времен застоя, есть круглые и один музейно-дворцовый.
Стулья, трости и головные уборы (соломенная шляпка – непременно!) – вот, пожалуй, и весь реквизит, используемый актером. С ловкостью циркача Александр Смирнов перелетает через плотный ряд стульев, изящно балансирует на спинке одного из них, лежит буквально на воздухе поперек венского и, можно сказать, находится во всех местах сцены одновременно.

Точно так же порхал на сцене и в кадре Андрей Миронов, и это, кажется, единственная рифма с великим артистом. Ни мироновской мимики, ни мироновских жестов и каламбуров вы в этой постановке не обнаружите.

Ни одна песня Андрея Миронова не исполнена по-мироновски. Александр Смирнов подчеркивает, что эта сценическая версия – личный рассказ о любимом артисте, а не свет далекой звезды, которую многие из нас прекрасно помнят.

Чувствуется, что прежде, чем приступить к инсценировке, авторы спектакля ознакомились не только с официальной биографией Андрея Миронова, но и рядом воспоминаний современников, среди которых высится монбланом великолепно написанные мемуары Татьяны Егоровой «Андрей Миронов и я» (издательство «Захаров», 1999). Книга, кстати сказать, выдержала семь (!) переизданий, последнее из которых осуществило «Эксмо» в 2020-м году, и это еще не предел.

Название книги (как и пара-тройка эпизодов о родителях Миронова и его детстве в звездной московской тусовке – опять же, в Егоровском пересказе) даже попали в сценический текст. Но если вы ждете от этой постановки подробного рассказа о личной и творческой жизни Андрея Миронова (например, о близких отношениях с матерью, о непростых отношениях с женами и коллегами, о работе в Театре Сатиры и о стремлении выбраться из амплуа «комика-сердцееда»), то вам не сюда.

Из бездонного колодца мироновской жизни (столько успеть за сорок шесть лет!) взята едва ли не сотая часть: несколько эпизодов, несколько смешных случаев из детства и юности, несколько цитат, скупой пересказ того, что происходило на съемках... И – песни.

Песни, когда-то исполненные Андреем Мироновым, звучат с небольшими перерывами: самый длинный из них – монолог Фигаро из спектакля Театра Сатиры «Безумный день, или Женитьба Фигаро» 1969 года. Собственно, песни и есть главные составляющие спектакля. Поданные в авторской интерпретации и звучащие совершенно иначе, совершенно в других интонациях, они, конечно, коммуницируют с оригиналом, но в то же время вглядываются в этот оригинал будто со стороны.

И уже не важно, какие бури бушевали в сердце их звездного исполнителя, как он существовал в Театре Сатиры во времена великого П. (Валентин Плучек – художественный руководитель Московского Театры Сатиры с 1957 по 2000 год – ред.), какие спектакли шли тогда на этой сцене и за кулисами, чем жила столичная актерская тусовка 60-х...

Саша Смирнов берет песни Миронова, погружает их в другую среду и создает собственную сценическую реальность, сотканную из личных интерпретаций.

В экспозиции звучит, естественно, «Остров невезения», в кульминации – песня Маркиза из фильма «Достояние республики», в финале – песенка Остапа Бендера. Каждая (их в спектакле двенадцать) «продуцирует» новый сценический текст, целиком и полностью построенный на зыбких аллюзиях.

Создатели «Любимого артиста» прекрасно понимают, публика в зале – двух видов: те, кто читал и знает, и те, кто не читал и не знает (вторых значительно больше). Как ни странно, в выигрыше все. Первые, опираясь на личный бэкграунд, смотрят собственное кино, время от времени соотнося его с тем, что идет на сцене. Вторые не заморачиваясь подтекстами, аплодируют репризам и слушают песни. Как там в песенке Остапа Бендера? «Разбор моих «грехов» оставьте до поры, вы насладитесь красотой игры!»...

Иногда это и в самом деле – самый лучший и продуктивный выход.

Наталья Земскова
Фото Павла Семянникова