СВО
Год семьи
Социальная поддержка
Инфраструктура
Выборы в Пермском крае
Благоустройство
300 историй Перми
14.06.2024
16+
Архив

К 300-летию Перми вышла книга «Золотой брегет императора. Хроника русской смуты»

К 300-летию Перми вышла книга «Золотой брегет императора. Хроника русской смуты»
Фонд «Мы – земляки» при поддержке крае­вого минкульта издал книгу Сергея Тупицына «Золотой брегет императора. Хроника русской смуты» (18+).

Фонд «Мы – земляки» при поддержке крае­вого минкульта издал книгу Сергея Тупицына «Золотой брегет императора. Хроника русской смуты» (18+). Она уже получила высокую оценку у выдающихся литераторов и знатоков Пермского края Леонида Юзефовича и Владимира Гладышева. Нашла она и благоприятные отклики читателей, которые интересуются трагической историей царской семьи.

НА ТОЙ ЕДИНСТВЕННОЙ ГРАЖДАНСКОЙ

Тот факт, что Пермская губерния стала могилой для многих царственных особ, вовсе не делает ее проклятым местом. Однако уж целый век миновал, а для многих людей Пермь до сих пор ассоциируется именно со смертью Великого князя Михаила Александ­ровича.

История его убийства – жуткая и возмутительная до отвращения. Действительно, собрались воровски облеченные властью люди, которым по долгу службы было предписано блюсти закон, зверски убили ни в чем не повинного человека, который вел жизнь сугубо мирную, не вмешиваясь в политику. Да еще следы заметали по-бандитски, потому что в глубине души понимали, что совершили грязное душегубство, а не казнь. Некоторые из убийц под старость даже на мемуары сподобились, где смаковали подробности, бесстыдно выпрашивая дополнительные привилегии к персональным пенсиям. Одним словом – мерзость.

Михаила, принявшего мученическую смерть, до сих пор жалеют все: и либералы, и монархисты, и даже большевики не скажут, что, дескать, туда ему и дорога. Вот только интересно, а как бы они все заговорили, если бы Михаила Александровича судили и расстреляли по законному приговору? Легче бы им было от этого?

Автору книги одинаково омерзительны и ведомые Ганькой Мясниковым простолюдины, стянувшие из кармана мертвого Великого князя золотой брегет, и колчаковцы под предводительством блестящих офицеров, которые в перерывах между расстрелами и порками шомполами пленных красноармейцев галантно целовали дамам ручки. Хотя, судя по тексту книги, «комиссары в пыльных шлемах», убившие Михаила, Сергею Тупицыну омерзительны все же чуточку больше.

Автор в начале 1990-х годов сам понюхал пороха в раздираемой межэтническими распрями Югославии. Будучи на Балканах в командировке как тележурналист, Сергей Анатольевич воочию и без романтических прикрас видел, что такое гражданская бойня, когда брат идет на брата. Поэтому Тупицын – поборник худого мира, нежели хорошей войны. Он будет до последнего решать любой спор или конфликт мирным путем, пока не истощатся веские аргументы. И это делает ему честь.

«Гражданская война не закончилась. Она продолжает тихо бурлить в глубинах нашего сознания. И не дай Бог найдется подлая рука, готовая поднести огонь к этой взрывоопасной смеси», – пишет Сергей Тупицын.

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ

Довольно интересно оживляют повествование в новой книге Сергея Тупицына заметки на полях. Они несут двойную нагрузку: толково объясняют читателям описываемые в тексте события и вырисовывают черты портрета самого автора в свете его взглядов и убеждений, подчеркивают мотивацию и знание предмета.

Невольно восхищаешься потрясающей эрудицией Сергея Анатольевича. Она не поверхностная, которая поможет разве что угадать слово в викторине или блеснуть в застольной компании, а начитанная, пропитанная запахом архивной пыли. Тупицын не только перечисляет события, но и дает им грамотную оценку, проводит параллели, выис­кивает удивительные совпадения, анализирует факты и только потом преподносит их читателю в блестящем писательском оформлении, символично, где правда и вымысел вовсе не исключают друг друга. Это с головой выдает в нем настоящего ученого, питомца истфака пермского университета с его славными научными традициями.

Читая прозу Тупицына, быстро понимаешь, как сильно у него болит душа за судьбу нашей страны, за жизнь будущих и ныне живущего поколений, что никак не уберут с дороги пресловутые грабли. Неспроста в «Золотой брегет императора» автор ввел так много героев и персонажей с разными характерами, из разных времен, плохих и хороших. Все они со страниц его книги словом, делом, поступками подводят нас к правильному выбору дороги, предостерегают от ошибок, повторяющихся из года в год, из века в век, а потому особо нелепых. Сам же автор не резонерствует, не учит читателя жить, не давит наставлениями – разве что деликатно советует. Как всегда с улыбкой, с юмором.

В разговоре с читателем Тупицын не ерничает, а лишь изредка подпускает щепотку той самой грустной иронии, которая свойственна русским интеллигентам.

Быть может, за этой иронией скрывается легкая досада от того, что интеллигент во все времена, несмотря на ум, образованность, совестливость и благие намерения, мало влиял на ситуацию. Его всегда невнимательно слушали, потому что он для всех был чужим. Но Сергей Тупицын пытается говорить снова и снова, теперь – в книге.

В КАЛЕЙДОСКОПЕ ГЕРОЕВ

В ярких красках предстают в «Золотом брегете» давно уже известные, казалось бы, изученные вдоль и поперек исторические личности. Вымышленных персонажей в романе почти нет. Мимо читателя, гремя цепями, проходит «ныробский узник» боярин Михаил Романов. Галдят и топочут долго варившиеся в котле русской Смуты Лжедмитрии, Мнишеки, Шуйские. Робко воссел на престол первый царь династии Романовых – Михаил.

Мучается выбором искатель правды, и непременно с оружием в руках – Иван Болотников, предшественник борцов за волю Разина, Пугачева и, конечно, Герцена с Лениным. В обнимку с очаровательной революционеркой Теруань де Мерикур и с плакатом «Свобода, равенство, братство» бредет по парижским улицам пермский магнат Павел Строганов – близкий друг Александра Первого и герой войны с Наполеоном.

А вот и сама Пермь. Спорят о политике университетский профессор Устрялов и будущий писатель Иванов. На только что отбитом у большевиков вокзале Пермь II трет обмороженные щеки молодой генерал Пепеляев. Грызется за власть лукавый Ганька Мясников, доносами пороча бесхитростно смелого Борчанинова. С сигареткой в зубах ведет штурмовиков в психическую атаку на село Дворецкое храбрый полковник Урбанковский. Идут в бой во главе своих полков почти однофамильцы, красные командиры Окулов и Акулов. По Петропавловской ведет своего пса на золотой цепи епископа Андроника пермский чекист Дрокин. Его дружки ведут убивать бедного Великого князя Михаила, плотоядно зарясь на его золотой брегет – символ императорской власти.

Куда это все завело, мы теперь знаем.

Однако в книге Сергея Тупицына все не так пессимистично. Брегет нашелся, он по-прежнему до секунды точен, и попал, по мнению автора, в достойные руки. И уже, надеемся, никогда не потеряется.

Максим Шардаков

справка

Сергей Анатольевич Тупицын – выпускник истфака ПГУ. Первый в Прикамье Заслуженный журналист РФ. Заслуженный работник культуры России. Лауреат и дипломант различных международных, всероссийских и региональных конкурсов и премий. Телевизионщик, писатель, поэт, краевед.

Фото из личного архива Сергея Тупицына.