Уроки кизеловского транспортного коллапса: рулить автобусами в округе пришлось из Перми

12 января, 11:16


Едва закончились новогодние праздники, в Кизеле разразился скандал.

Отправившиеся 9 января по своим делам жители с удивлением обнаружили, что в городе больше не ходят автобусы. Были отменены все городские маршруты, город «встал» на два дня. В итоге, местную проблему решали старшие товарищи из краевого правительства.

После оперативного вмешательства губернатора Дмитрия Махонина движение с 11 января было восстановлено. Но этот прецедент поставил ряд вопросов, главный из которых: как глава Кизела Андрей Родыгин, в принципе, допустил такой провал в работе социально значимой отрасли?

Что случилось

Как пояснил в социальных сетях глава территории Андрей Родыгин, 8 января истек срок действия контракта с перевозчиком ООО «Ю Транс Строй», который работал на кизеловских маршрутах в прошлом году. Новый контракт не был заключен. На торги по отбору подрядчика, объявленные администрацией Кизела 27 декабря 2022 года, никто не заявился.

Первый сигнал: Жители Кизела остались без городских автобусных маршрутов из-за «бомбил».

В результате, с 9 января город остался без транспортного обслуживания. Ходил только школьный автобус и маршрут до Губахи. Глава региона не мог оставить без внимания ситуацию в Кизеле. Дмитрий Махонин поручил заместителю председателя регионального правительства и краевому минтрансу взять вопрос с транспортными перевозками на строгий контроль – и сделать все для их возобновления в кратчайшие сроки. 11 января автобусы прежнего перевозчика вновь вышли на маршруты.

Доподлинно неизвестно, как удалось убедить руководителя ООО «Ю Транс Строй» Юрия Кравчука возобновить работу – связаться с ним корреспонденту краевой газеты «Звезда» не удалось. Но в офисе компании сообщили, что почти весь день 10 января Кравчук провел в прокуратуре в связи с кризисом в перевозках. Так или иначе, пассажирские перевозки были восстановлены. Анализ причин ЧП произошедшего показывает, что инцидента вполне можно было избежать.

Контрактный пробел

Как сообщали СМИ со ссылкой на перевозчика, основной причиной отказа от участия в торгах предприниматели называют «снижение пассажиропотока из-за перехвата пассажиров «бомбилами». Это действительно так: в ряд отдаленных поселков муниципального образования «Город Кизел» жителям удобнее добираться «на перекладных», нежели пользоваться услугами официального перевозчика.

Более внятно причину, по которой торги не состоялись, сформулировал зампредседателя правительства Пермского края Андрей Алякринский. По его словам, в документах на новые торги «не учтено, что перевозки являются не окупаемыми, в контракте не предусмотрены субсидии перевозчику, хотя средства на эти цели в бюджете территории имеются».

В переводе на обычный язык это означает, что цена, предусмотренная контрактом, не позволяет перевозчику работать без убытков. При этом особенности бизнеса в территориях, как Кизел, таковы, что конкурентным рынок пассажирских перевозок не назовешь. Как правило, здесь годами работают одни и те же предприятия, заменить которые (по крайней мере, быстро) не получится.

Глава округа Андрей Родыгин должен был понимать, к чему приведет объявление торгов за три дня до конца года, да еще и с требованиями, загоняющими перевозчика в убытки. Вместо того, чтобы заранее подготовить адекватную конкурсную документацию, провести торги с запасом времени на возможный «форс-мажор» и объявить при необходимости новых торгов, команда муниципалитета спровоцировала кризис. Чем при этом руководствовались чиновники, по поручению Дмитрия Махонина будет разбираться руководитель администрации губернатора Александр Смертин.

Телеграм-канал министерства транспорта Пермского края:
Глава Прикамья отметил, что соблюдение интересов жителей – главная задача, которую должен решать муниципалитет и непосредственно глава. «На примере Кизела мы видим, что это понимание отсутствует», – подчеркнул Дмитрий Махонин.

Цена вопроса

Кизеловский прецедент заставил задуматься о том, почему вообще становятся возможны подобные ситуации и как их можно предотвратить? В краевом минтрансе ситуацию с транспортным обслуживанием в Кизеле назвали вопиющей.

– Конкурсные мероприятия должны проводиться местными властями с соблюдением всех требований законодательства, чтобы к моменту завершению контракта с текущим перевозчиком был выбран новый. Это необходимо для обеспечения бесперебойного предоставления транспортных услуг населению, и это прямая обязанность органов МСУ. Министерство транспорта Пермского края держит на контроле ситуацию для исключения подобных инцидентов в дальнейшем, – сообщили в ведомстве.

Губернатор Махонин отметил, что торги на осуществление пассажирских перевозок в муниципалитетах необходимо проводить заблаговременно, а контракты должны быть долгосрочными и заключаться на понятных, прозрачных условиях. Это позволит не только обеспечивать транспортное сообщение и повышать качество оказания услуг населению, но и бороться с нелегальными перевозчиками, подчеркнул глава Прикамья.

Такой подход должен применяться повсеместно. Например, в краевой столице торги на организацию пассажирских перевозок далеко не всего проходят как по маслу. В эти дни проводятся повторные аукционы на 25 автобусных маршрутов. Ранее торги не состоялись по той же, что и в Кизеле причине, – на них никто не заявился. Потому что заявленные суммы контрактов выглядят значительно ниже реальной стоимости услуги. И даже некоторое повышение цен контрактов по сравнению с теми, что разыгрывались в ноябре 2022 года, бизнес не привлекли.

Однако у Перми есть «подушка безопасности» – МУП «Пермгорэлектротранс», занимающий часть рынка пассажирских перевозок в краевой столице. Муниципальная компания одним фактом своего существования напоминает подрядчикам, что они – не монополисты. Но это – Пермь, у муниципалитетов же, особенно у таких депрессивных, как Кизел, во взаимоотношениях с монополистами страховки нет.

Политконсультант, директор ООО «Центр избирательных технологий» Людмила Ознобишина:
– Транспортные перевозки в муниципалитетах, особенно отдаленных, – это рынок с ограниченным кругом участников. Здесь своя специфика: лицензии, постоянный лизинг, ограничения. То есть сфера перевозок – больше занятость, чем бизнес. К тому же в муниципалитетах остались так называемые «выжившие» после ковида и других экономических потрясений предприятия. В заложниках сложившейся ситуации оказались все. И бизнес, который терпит убытки из-за снижающегося пассажиропотока. И муниципалитеты с дотационными бюджетами, где лишних средств нет. И население, которое из-за централизации услуг здравоохранения, почтовой связи, банковской сферы, образования, да и в целом структуры экономики вынуждено ездить в административный центр.

Нужен взвешенный подход: администрация, конечно, должна слышать перевозчика и выстраивать с ним отношения. В отношении «серого» рынка тоже есть логика: либо вы платите за обеспеченность тарифа перевозчику из бюджета, либо эту нишу займут таксисты и «бомбилы». Всегда будут убыточные и неинтересные маршруты, и муниципалитеты нужно консультировать, обучать работать в этой сфере. Со стороны края, кроме курирования муниципалитетов, хорошо бы проанализировать льготы на проезд.

Есть обращения от ветеранов Пермского края, льготные проездные у них носят сезонный характер, полгода пенсионеры платят за проезд внутри муниципалитетов «по полной программе». Дорогой проезд влияет на доступность средних специальных учебных заведений, студентам из поселков дорого ездить в техникум или колледж.

Словом, надо всем – краю и муниципалитетам – искать механизмы дотирования и поддержания сферы в нормальном состоянии, и тогда ситуация не будет доходить до кризиса.

Владислав Поспелов
Фото из телеграм-канала минтранса Пермского края.



Новости Mediametrics: